Под Петрозаводском

Холодные выдались выходные….

Прогуляться за 450 км в один конец чисто на уикенд – обычное дело. Но при этом многие смотрят на нас, как на сумасшедших Забавное из путешествий А еще и дождь, представьте себе. Тем не менее, эта поездка в глубины Карелии оказалась одной из самых запоминающихся.

Под Кандагаром было круто под Петрозаводском, куда мы поехали, тучи были свинцовы, изрядно капало, однако, когда мы окончательно приехали, трава была мокрой, а дождя уже не было. И нам выдался чудесный вечер на берегу одного озера, где мы неспешно ужинали у костра и созерцали медленно тлеющее небо, которое теперь и не темнеет толком — начались белые ночи.

Снова входишь в это пространство лета и природы — пустынные берега озер, бескрайние леса, шум прибоя, звенящая тишина, нарушаемая пением птиц и кукушкой вдалеке, обещающей долгие годы жизни.

Треск сучьев в огне, воздух, который кажется беспредельно чистым, хмурая холодная вода и камни. Небо с розовыми облаками-перьями, цветущий на болотах мох и блаженная пустота внутри. Не хотелось даже говорить.

А на следующее утро мы нашли пляж на Онежском озере, который в более теплые дни наверняка заполнен туристами и отдыхающими, но в этот день там стояла одинокая палатка под дождем, и на километры вокруг не было ни одной живой души. Мы гуляли по пляжам и берегам озера и… собирали камни.

Онежское озероОнежское озероПочему-то так захотелось. Камни на Онеге очень красивы, я, пожалуй, ни на одном море таких не видел. Оказалось, что снимать камни — та еще морока. Свет падает очень сложно, его отражает вода, получились в итоге кучи испорченного фотоматериала, и несколько снимков, все-таки передающих суть и настроение того дня.

Безмолвие, погруженность в это бессмысленное занятие — щелкание затвора и рассматривание причудливых узоров на камнях, вытаскивание из воды самых редких экземпляров и полный рюкзак булыжников разного цвета, окраса и форм.

Потом дома мы мыли эти камни в тазу и раздумывали о том, какое замечательное панно для нашего морского интерьера из них выйдет.

Но тогда, в тот самый день на мокром берегу под дождем бродили два человека под зонтом и в дождевиках, и им не было дела до того, что происходит в мире, и не было дела ни до работы, ни до суеты, ни до чего.

Не было ни времени, ни слов, ни шума — только шелест прибоя и негромкие реплики о находках. И погруженность, погруженность, погруженность….. А потом такая же погруженность в пустынную дорогу, на которой дай бог раз в полчаса встретишь проезжающую машину, и пронзительно-салатового цвета леса, которые обступали со всех сторон.

И казалось в тот момент — где этот город, эта привычная толкотня и беготня? — как будто и не было этого всего вовсе.

Леса и реки в Карелии

Между мной и миром стояла плотная стена — завеса из дождя, которая загнала всех праздношатающихся по домам, завеса из молчания, мыслей, чувств и полная защищенность лесом, водой, одиночеством, которое мы с радостью разделили на двоих.

Такая отрешенность от мира рождает предельную нежность в отношениях, и мы оба это чувствовали. Иногда думаешь — что можно сказать о любви и сделать для любви в привычном пространстве города, где каждый приходит со своими сложностями и маетой?

ОнегаОнегаИ там, конечно, произносятся не пустые слова, но они не наполнены такой энергией чувства, какой бывает наполнено молчание на берегу озера или молчание, когда попадаешь в совместный экстрим в виде выруливания из ямы или на грунтовке, которую от дождя развозит порой так, что едешь словно с сплошном заносе, на водных лыжах без киля Забавное из путешествий

Молчание такого рода порой более ценно, чем слова и заверения. И мелкая бытовая забота именно там, на дороге, приобретает другое значение. Вовремя поданная тому, кто за рулем, вода, или сваренный заботливыми руками на дороге кофе, или предложение одеть сухую куртку, которую снимаешь с себя, и не холодно, потому что куртка отдана любимому человеку, и поэтому тебе просто не может быть холодно…

А разговоры, которые там возникают, запоминаешь надолго. И понимаешь — да, все именно так, как ты и хотел, как желал, и все правильно.

Еще там был потрясающий вид от одного дома, мы туда даже прошли, потому что не было там никакой частной территории, просто проход к обрыву и пляжу. Выглядело это вот так:

Берега озер в Карелии

Смотришь в окно, а там — пустота. Путь вникуда. Я все задавался вопросом, а что происходит с человеком, который изо дня в день смотрит на этот путь в пустоту. У него должно случиться спонтанное просветление….

Моя практичная жена, внимательно посмотрев на тот дом, вернула меня на землю: «да ничего не происходит с ними, бухают, как и все в деревне….»

И я вынужден был согласиться. А мое робкое внутреннее «а как же Васудева, который был просто перевозчиком, и у которого Сиддхарта научился своей последней мудрости….» потонуло в грохоте прибоя.

Да никак. Один такой Васудева и был, видимо. И видимо, он внутренне очень желал просветления, коль скоро обрел его, будучи перевозчиком на реке.

Людей, к сожалению, природа не меняет, если они живут внутри узкого сообщества себе подобных, смотрят зомбоящик и мечтают о какой-то другой жизни. И не видят того, что у них буквально под носом.

Чтобы природа проняла, надо, как ни странно, либо родиться в городе и от него изрядно устать, либо родиться совсем уж вне сообщества себе подобных и не смотреть говноящик.

Был еще, помню, знакомец один, еще в московский период жизни. Один из директоров строительной компании. По месту рождения — киргиз, в районе Иссык-Куля родился.

«И вот, — говорит он, приеду я порой на родину, сяду на коня, и к озеру. Помолчать, посидеть, послушать воду. И гул города уходит от меня…. А если бы не ездил хотя бы пару раз в год, свихнулся бы я в вашей Москве…»  Верю. Надеюсь, он еще не свихнулся.

И мы, надеюсь, где-то прибьемся. Чтобы слушать прибой и смотреть в пустоту. И чтобы действительно пришло просветление и спокойствие. Хотя бы к старости. И стало бы совсем не страшно ничего.

Онега

Ну и для справки. Тот пляж находится от Петрозаводска на юг, между Ужесельгой и Деревянным. Туда идет нормальная асфальтовая дорога, и даже летом там не так уж много народа. А тот обрыв – в районе поселка Рыбрека.

Мы ехали от Петрозаводска до Вознесенья, где можно свернуть на дорогу в сторону Питера через Подпорожье. И вторая половина дороги, ближе к Вознесенью, походила на ужасную кашу – это была даже не грунтовка, а укатанная земля (которая, возможно, была когда-то грунтовкой Забавное из путешествий). В общем, если ситуация не изменилась – то туда только на внедорожние. Или на водных лыжах. Особенно если были недавно дожди Забавное из путешествий

Поделиться в соц.сетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы знаем, что Вы человек, а не робот, просто соберите картинкуWordPress CAPTCHA


Подписка на новости

Подписка на новости о путешествиях

Подписка на новости оформлена!
Яндекс.Метрика